"Жизнь в поле литераторов"
Pierre Bourdieu: The relevance of his life, theories and key concepts in education (meziesblog.com)

"Жизнь в поле литераторов"


Известный французский социолог Пьер Бурдье заключил весь мир литераторов в одно поле, обладающее уникальными свойствами, иерархиями и стремлениями. Предлагаем Вам кратко ознакомиться с его концепцией.

*Для лучшего понимания статьи нужно расшифровать слово «поле» в социоконтексте:

Представьте себе футбольное поле, которое поделено на поля еще поменьше. Эти поля в миру называются экономическими, политическими, культурными институтами, действующие по своим правилам, либо по установленному законодательству.

** Пусть вас не пугает словосочетание «производство литературы». Оно существует в терминологии П. Бурдье.

На основе наблюдений П. Бурдье сделал вывод, что поле писателей, или поле производства культуры, — нелогичная категория людей. Если все остальные культурные сферы гонятся за обогащением, то в писательской среде это считается плохой манерой, потому что в поле литераторов преобладает «артистическая традиция» - стремление производить «чистое искусство», а не коммерческий продукт. Французский исследователь подмечает тот факт, что в поле литературы нет расовой дискриминации в отличие от социального поля. Например, темнокожий писатель наравне с европейцем может претендовать на получение Нобелевской премии. Стоит заметить, что Пьер Бурдье не отрицает и нахождение массового искусства в поле литераторов.

Учёный также подмечает, что такая позиция выгодна литераторам, которые в отречении от материальной выгоды писательства приобретают символический капитал, который с течением времени могут продать. Например, получение профессиональных премий или занимание должности главного редактора литератуного журнала, который публикует новых авторов за деньги.

Придуманная Бурдье иерархия поля писателей делится на два типа:

- Гетерономное, характеризуется доминированием в поле массовым буржуазным искусством

за счет своей экономической мощи;

- Автономное, то есть «искусство для искусства». Такой тип гонится за вечной ценностью написанного, а успех массвого искусства воспринимают как уничтожение таланта в компромиссе с запросами аудитории. Следовательно, чем более преобладает автономный тип у писателей, тем дальше они от получения прибыли от занятия литературой. Интересна и классификация Бурдье жанров литературы по автономности: самым независимым оказалась поэзия, за ней следуют романы и драматургия.

Представители автономного типа в рамках поля увлекаются самообманом и утешают себя мыслями, что они относятся к «проклятым поэтам» (поэты, сами решившие не быть признанными общественностью), а не просто к бесталанным личностям. Как отмечает Бурдье, такое поведение характерно только для элитарного творчества, потому что «массовые» писатели имеют справедливый индикатор своей востребованности — читающую публику.

В поле часто происходят схватки за право отбирать деятелей, которые могут называть себя писателями. Основные участники этой борьбы: литературные объединения, издательства (буржуа, так как платят за тиражи), писательские организации и т. д.

В статье описан и порог вхождения в поле производства литературы — это принятие точки зрения большинства уже действующих членов поля, что искусство не должно приносит доход. Однако, находясь уже в эпицентре поля, можно сменить координаты и уйти в буржуазное производство литературы для заработка.

Бурдье утверждает, что «новички» литературы, которые внесли инновации в свои произведения, явлюятся угрозой для поля, потому что устанавливают новые стандарты оценки качества произведения, а значит и в критерии определения будущих писателей. Именно поэтому официальное законодательство в этой сфере особо не работает — на кого оно будет действовать, если мы даже не можем определить, кто писатель, а кто нет? Исходя из этого, социолог говорит, что человек из поля литераторов обязан иметь двойной статус: писателя и «кормящей профессии» из разряда культурных институтов: кинематографа, журналистики. Бурдье исключает вариант писателя — математика, потому что такой человек уже переходит в институт образования и выпадает из сферы произволства искусства, а значит теряет свой статус писателя.

Пьер Бурдье предлагает решить проблему отсутствия четкого определения писательского соощества с помощью его канонизации: увеличение установлений памятников заслуженных писателей современной эпохи, архивирование признанных книг в престижных библиотеках. Эти меры приведут к почвлению высоковго ориентира, культа в литературе, что сделает литературу устойчивым институтом со своими правилами игры без опоры на законодательство.