Эпоха Просвещения. Предтеча Эпохи Реформ.

История накопления знаний и новых идей во второй половине XVIII века, Эпоха Просвещения.

Сообщить о нарушении/ошибке
Эпоха Просвещения. Предтеча Эпохи Реформ.



В середине XVIII века в Европе всюду назревали Великие Перемены. Расцвет Абсолютизма заканчивался вырождением в Деспотию. Феодалы переставали быть военной опорой и превращались в паразитов общества, которые грызли государство изнутри и лежали тяжелым бременем даже на вполне зажиточный класс буржуазии. Простой народ же стонал от непосильного гнёта и переставал понимать сложившийся миропорядок. Умы эпохи были скованы лжеклассицизмом, убившим искренность и естественность мира. Интеллигенция стала сверхчуткой к вырождению мира и стала тяготеть к «денежным мешкам», за которым стали видеть желаемые перемены.  Это создавало первые зачатки «общественного мнения», которое могло непоимённо критиковать установившиеся порядки.  Экономика стала стряхивать церковные догматы и «озираться» в изучении явлений вокруг себя.  Лидерами перемен стали Англия и Голландия, как страны  с наиболее развитым новым третьим сословием. Французы же под именем «Просвещения» привнесли новые идеи к себе, и, опираясь на принципы Эпохи Возрождения стали воздвигать основные постулаты Перемен – Liberte, Egalite, Fraternite. Свобода, Равенство, Братство.

Просвещение достигло апогея в лице идей Монтескьё, Вольтера и Руссо. Шарль-Луи де Монтескьё (1689 — 1755) проповедовал английскую конституцию и главенство законов. Свобода, гуманность и братство были воздвигнуты им на пьедестал Идеала.  Именно в таком порядке провозглашал мир перемен Монтескьё, где свободой он называл все действия человека позволяемые законом. А законы, по его разумению, создаются по образу жизни, который исходит от климата.  Единственно, что он еще не понял равенства, стараясь видеть в английской аристократии будущее. Но свой грандиозный вклад в Эпоху Перемен он внёс своей идеей разделения ветвей власти. Что очень скоро будет претворяться в американской конституции, по которой эта часть Нового Света живет до сих пор.

Те же принципы исповедовал и Вольтер (Франсуа-Мари Аруэ 1694 — 1778). Все еще не достигнув понимания равенства, этот «le petit volontaire» восхищался идеей просвещенной монархии. Сам по себе обличитель пороков и отрицатель фальши после долгих скитаний из-за этих своих качеств, долгое время жил в замке Фернэ, вблизи с границей Швейцарии. Фернейский отшельник родил «новую философию», основанную на личных высоких качествах монарха. Разум, знания, достоинство и филантропия монарха была Вольтером выведена из той же английской аристократии и конституции. Недаром его философия была тепло встречена теми монархами, кто искал оправдание пышному абсолютизму. И даже некоторыми из них, в центре и востоке Европы, осторожно продвигалась в государственные реформы.  В конце своей жизни, Вольтер приобрел всемирную славу и денежные богатства. Великий изобличитель церкви и атеизма переехал в Париж, где и умер во сне, окруженный глубоким почтением всех кто его знал и истинным бессмертием своих многочисленных трудов.

Но осторожные реформы - не то, что жаждал мир, требовавший переворота. Руссо (1712 - 1778) вспыхнул как метеор перемен. Новый Пророк, мечтавший о спасении человечества от лицемерия и пошлости. Он отверг цивилизацию пороков, признавая лишь чистоту дикаря. Обладающий прекрасным поэтическим слогом музыковед Руссо глубже всех проникал в болезни эпохи и сильнее всех требовал хирургического вмешательства.  Он желал сжечь мир Старый, и построить мир Новый.  Не удовлетвориться починкой формой быта, а изменить содержание жизни. Первый революционер Эпохи. Прометей демократической республики с социалистическим развитием общества.  Равенство Руссо стояло выше братства и свободы. И даже выше самой жизни. Его «Общественный Договор» был самым влиятельным сочинением революции.

Руссо разошелся с Вольтером в адресе своего воззвания. Если отшельник из Фернэ обращался к монархам, то пламенный пророк – к народам. Он учуял сердцем то, к чему стремились остальные разумом. Отсюда и главное требование этого скитальца Сен-Жерменского леса - разгром всего, что связано с бытом, законами, культурой и государством. Всё ради человеческого достоинства. Отрицание старины воздвигло Равенство и Братство на вершину Эпохи Просвещения.

Весь накопленный опыт Эпохи был отражен в «Энциклопедии» Дидро (1713-1784).  В эти семнадцать томов были записаны все философы времени, благодаря чему новый могучий пласт познаний стал настольной книгой многих жаждущих перемен людей. Во многом этому помогала и личность самого Дидро, великого примирителя Вольтера и Руссо, яркого сторонника ступенчатого развития общества - эволюции. С его помощью стало выкристаллизовываться общественное мнение.

А с другой стороны этому помогали многочисленные парижские салоны, в которых варились умы многих знаменитых людей.  «Сливки» общества постепенно стали перетекать из роскошных залов Версаля в скромные и людные салоны вольнодумцев. Гонения на философов только привлекали туда людей. Их идеи варились в этом «компоте мысли» и оттачивались при помощи многочисленных диспутов и споров. Модой Эпохи стало Вольнодумство, Неверие, Либерализм. 

Вожди Просвещения преимущественно были самых разных званий и чинов. Превосходные литераторы при помощи Слова смогли привлекать на свою сторону даже аристократию, против привилегий которой они выступали. И законы класса власти хоть и осуждали их на заточение и казнь, но часто не исполнялись из-за тайной приязни к ним же. Буржуазия же, третье сословие, давно накопила капитал и теперь своей целью видела накопление и сохранение талантов Просвещения, чтобы аргументировать свое право на привилегии Высшего Класса. 

Мода на Просвещение стала настолько всеобъемлющей, что даже придворные французского монарха – госпожа Помпадур и врач Кенэ беседовали о свободах и кормилице земле.  А прусский Фридрих II и русская Екатерина II получали величайшую похвалу в виде титула «философ на троне». Кругом стало понятно, что ancient regime будет низвергнут.  Эпоха Просвещения преобразовывалась в Эпоху Реформ. Они-то и начались с выдавливания отовсюду иезуитов, пока папа Климент XIV не закрыл Орден Иезуитов в 1773 году под давлением дворов Франции и Испании.  Эпоха Реформ стартовала.