Обычная история
Кукла это не игрушка

Обычная история


Здравствуйте, дорогие подписчики нашего канала. Сегодня я хочу поделиться с вами историей про обычную дворняжку, каких уйма бегает по городам нашей необъятной Родины. Да и история может показаться вам заурядной.

Итак, жил на окраине небольшого уральского городка дед. Жил всю жизнь правильно, заповеди господни не нарушал, детей воспитывал правильно - старших уважать, семью содержать, слабым помогать, о близких заботиться. Но вот остался он под старость один одинешенек, опустел его домишко, только внуки заглядывают иногда, узнать надо ли чего деду, жив ли еще. И вот завел себе дедок собачку. Заботился о ней, кормил, гулять отпускал. Раз в полгода "убирал" щенков (на пенсию то всех не прокормишь). Вроде как и не один и поговорить есть с кем. И черно-белая Кукла (так звали собаку) платила ему взаимностью. По первому зову бежала к хозяину, виляя хвостом, ластилась, заглядывала в глаза. Была ему предана как никто другой. И все бы было хорошо, но пришла беда, как говорится, откуда не ждали. После очередных родов, хозяин как обычно "убрал " всех семерых щенков и забыл об этом неприятном инциденте уже через несколько дней. А вот для Куклы в этот раз все получилось плохо, слишком плохо. Так как щенков не было молочные железы набухли от переизбытка молока, да и морозы стояли на улице неслабые. И начавшийся мастит усугубился обморожением молочных желез.Сказать, что было больно, значит ничего не сказать. Вот только хозяин внимания не обратил и то что собака не ест уже почти неделю и то что из будки тянется тоненький кровавый след. Плохо было, но не хозяину, плохо было собаке.

На нее обратила внимание соседка и стала звонить куда только можно. В городском приюте отказали сразу - у собаки есть хозяин, пусть он и занимается. Позвонила она и нам, объяснила жене всю ситуацию и стала слезно умолять спасти собаку. Когда жена рассказывала эту историю мне, я сказал - максимум что мы можем сделать для собаки - это помочь отвезти ее в клинику. Но брать ее к нам потом. это нереально. Ни за что, ни за какие деньги и ТОЧКА. Мест нет на самом деле. Да и времени и средств на дальнейшее лечение, у нас просто нет. Хорошо, давай отвезем ее в клинику, согласилась Галя. Ох уж эти коварные женщины! Ведь знала она, что после того что я увижу, я не смогу сказать Кукле нет. Приехали мы за собакой уже поздно вечером, пристегнули поводок и стали садить ее в машину. Собака была напугана и сопротивлялась как могла. Громадная черная короста лопнула в нескольких местах и оттуда бежал гной с кровью. А Кукла орала и цеплялась лапами за землю, но тем не менее так и не попыталась меня укусить.

Втроем мы кое-как мы запихнули ее в багажник нашего универсала. Видок у меня был еще тот. Я был злой и весь в собачьей крови. А Кукла сидела и поскуливая смотрела своими глазками- бусинками на родной дом, где прожила с хозяином больше 6 лет, где была счастлива. Смотрела и ждала, что сейчас выйдет самый родной человек и заберет ее домой. Но он так и не вышел.

По дороге в клинику соседка рассказала, что внуки уже нашли для деда новую собаку. А с этой только стоял вопрос о том кто и как ее "уберет". Чем дешевле, тем лучше.

Что же мне делать с ней?- сетовала соседка...Куда же ее девать? Никому то ты не нужна...

А я пока рулил, ломал голову куда можно посадить уличную дворнягу в тепло. Чтоб можно было обрабатывать этот кровоточащий живот. Приехали в клинику, там собаку обработали, поставили антибиотики, наложили компресс на рану, чтобы короста отмокала. Ветврач сетовал: Я боюсь, что если эта короста отпадет, то кожи на животе просто не будет. Такое у нас впервые. Кукла осталась в стационаре, пока решалась ее судьба.Так закончился этот вечер. Ситуация была хреновой.

С утра я пошел с рулеткой в единственное теплое помещение, где у нас содержатся козы. Померил, прикинул, должно было получиться место для собаки. В общем отгородил я для нее полквадрата в козлятнике и сообщил супруге, что можно забирать девчонку. Так и поселилась нас эта скромная милаха. Забрали мы ее из клиники и начали лечение. Первые три дня она не притронулась к еде. Как же ей было больно терпеть эти мучительные обработки. Вся напряжена, голова опущена в пол, хвост поджат, на кличку не отзывается, на мясные консервы не реагирует. Вообще ни на что не реагирует. Ей укол ставишь, а она как стояла, так и стоит, не шелохнувшись. Видимо боль от предательства была сильнее чем все остальное.