Внимание! Выполняется переезд на новые сервера. Сайт может работать некорректно.

Сталин, Ежов, НКВД.

Сталин, Ежов, НКВД.


Импульс скачку арестов по политическим обвинениям, придал первый московский открытый процесс над бывшими партийными оппозиционерами (старой ленинской гвардии) в августе 1936г. над подсудимыми: Л.Б. Каменев (Розенфельд), Г.Е. Зиновьев (Радомысльский) и другие деятели ВКП(б). После этого суда Сталин назначил Н.И. Ежова на пост наркома внутренних дел СССР. Под руководством Сталина, Ежов начал активную подготовку новых процессов и усилил чистку аппарата. В результате деятельности Ежова, было начато в январе 1937г. и приведено в исполнение, второй открытый московский процесс. Этот раз, над бывшими оппозиционерами, которые могли конкурировать со Сталиным в борьбе за власть. Их обвинили во «вредительстве» и «шпионаже». «Один лишь Орджоникидзе продолжал защищать своих сотрудников. Между Сталиным и Г.К. Орджоникидзе возник конфликт, завершившийся самоубийством Орджоникидзе». Этот акт, уже конкретно показал, что члены Политбюро не могли что-либо противопоставить Сталину, опиравшемуся на силу чекистов.

В начале марта 1937 г. На пленуме Сталин дал особые указания о продолжении репрессивных мероприятий. Расправы, начавшиеся в Москве, тут же отражались многочисленными арестами по всей стране. Репрессии, охватили все стороны государственного аппарата без исключения, с особой страстью чистка проводилась в силовых структурах – НКВД и армия, а это те государственные, которые Сталин больше опасаться и у кого в действительности были возможности, сменить руководство страны.

Естественно став наркомом, Ежов принялся за уничтожение своего предшественника Г.Г. Ягоду (Иегуду) и всех его сподвижников, которые были преданны Ягоде. В июне 1937 г.  после пыток, к расстрелу был приговорён М. Н. Тухачевским вместе с большой группой высокопоставленных военных. Их обвинили в создании «антисоветской троцкистской военной организации». Но это была лишь часть надвигающейся тучи, затем аресты перекинулись на всю армию, что привело к нехватке военных кадров в годы войны.

Изначально репрессии проходили в высших эшелонах власти и первоначально не затрагивали рядовых граждан. Но затем во второй половине 1937 г. запущенная репрессивная машина перекинулась на широкие массы Советского Союза. Что и сделало его «Большим террором». Было ли это заранее спланированно или произошел сбой в системе. Споры об этом продолжаются до сих пор. Но очень интересный факт, для каждого региона, устанавливались планы на расстрелы и заключения в тюрьму.  Всё это приводит к тому, что уничтожение людей планировалось с верху и был четкий план так же, как производство товаров и продуктов.  Местные НКВД выполнив первоначальный план, посылали в Москву новые запросы для повышения количества расстрелов и заключение людей в тюрьму и в большинстве случаев получали их одобрение. Все это поощрялось из центра, первоначальные планы уничтожения «врагов» были перевыполнены в несколько раз.

Первой целью репрессивной машины было направлено против «антисоветских элементов» к этому списку относились крестьяне – так называемые бывшие «кулаки». Так как предполагалось они после возвращения из ссылки и с мест лишения свободы продолжали свою «антисоветскую подрывную деятельность». Кроме «кулаков», арестам и расстрелам подлежали и другие слои населения. Среди них были бывшие белогвардейцы, в прошлом царские чиновники, то есть все те лица, которые уже отбыли свой срок и вышли на свободу, все кто относился к политзаключенные, а также узники, которые еще оставались в тюремных лагерях.

Цель Сталина против «антисоветских элементов» заключалось в намеренье уничтожить «врагов народа», которых он считал реальными или потенциальными врагами.  После ареста велось следствие, целью которого было необходимость выявление «контрреволюционных связей» арестованного и «контрреволюционных организаций». Нужные «показания» для следствия добывались различными методами, но в большинстве при помощи пыток. Так как, применение пыток поощрялось и было в то время официально санкционировано правительством страны, они применялось и ранее, только в меньших масштабах. Разновидность пыток было велико и применялись они невероятно жестокими способами, довольно часто приводили к смерти. Новые полученные «показания» приводили к еще более новым арестам. Следующие арестованные под пытками говорили новые имена и т. д. В связи с этим, карательные мероприятия, могли продолжаться до бесконечности и в последующем охватить большинство населения страны, что привело бы к Хаусу. Не произошло этого только по тому, что Сталин контролировал ситуацию, прочно держал в своих руках Ежова и органы НКВД и партийный аппарат.

Ежов активно организовывал судебные процессы над всеми, кто попадал в категорию подозреваемых и имел какое-либо отношение к «врагам народа», а также повседневно руководил массовыми операциями. Ежов лично принимал участие в допросах и отдавал приказы о применении пыток. Именно Ежов требовал от своих подчиненных, перевыполнение планов массовых арестов и расстрелов. За такую упорную и активную работу Ежов получал все возможные награды и звания.  «Результат взаимодействия Сталина и чекистов не заставил себя ждать. По имеющимся данным, в 1937–1938 гг. были арестованы около 1,6 млн человек, из них около 700 тыс. расстреляно и неизвестное нам количество людей убито во время следствия в застенках НКВД»[1].

Становиться очевидным, что столь стихийные массовые репрессии не могут долго продолжаться. Спустя некоторое время становиться ясно, что массовые репрессии начинают проявлять разрушительные последствие. Аресты руководителей привили к нехватке руководящих людей. Начинает снижаться трудовая дисциплина. Люди начинают бояться инициативы, которая может быть в любой момент при косвенных доказательствах объявлена «вредительством».  В результате чего началось заметное снижение экономического роста. недостаток численности квалифицированных кадров, военных командиров, падение дисциплины также наблюдалось в Красной армии. Красная армия пострадала от «Большого террора» настолько, что советскому руководству пришлось в срочном порядке восстанавливать арестованных или уволенных командиров.

За годы «Большого террора» 1936-1939 гг. пострадала несколько миллионов человек. Одни были расстреляны, другие сосланы в тюремные лагерь для исправительных работ, третьи депортированы, также еще огромная уволена с работы и переселена из своих квартир, и домов на окраины СССР    за связи с «врагами народа». Люди были задавлены страхом перед карательными органами власти, единственным способом выражения своего недовольства, это писание жалоб во все государственные и партийные инстанции. «В 1937–1938 гг. его главным выражением были миллионы жалоб, переполнявших все государственные и партийные инстанции. В Прокуратуру СССР в январе 1937 г. поступило 13 тыс. жалоб, а в феврале-марте 1938 г. их быол уже 120 тыс»[2].

Как сам Сталин относился к репрессиям? В кругу своих соратников он не ставил под сомнение важность и нужность карательных мер. Так как он сам, прошел царские ссылки и тюрьмы, видел ужасы гражданской войны. И скорее всего навряд ли, он испытывал сочувствие к жертвам репрессий. Однако оставаясь здравомыслящим прагматиком, он понимал опасность продолжения массовых репрессий, так как сам мог стать жертвой «Большого террора». Осенью 1938 г. Сталин решил поставить точку. Массовые операции были завершены так же централизованно, как и начинались, по приказу Сталина.

[1] Хлевнюк О. Большой террор // Живая история. – 2017 – № 2 .

[2] Хлевнюк О. Большой террор // Живая история. – 2017 – № 2 .